Корректировщик? Нет! Корректор? Да!

Так сказать, «вдогонку» к недавно отмечавшемуся Дню российской печати хочется немного рассказать о том, как работали в недавнем прошлом одни из представителей этой самой сферы  – корректоры в газетах. Или как не должны работать… Или как они неумышленно «закрывали» глаза на то, что нужно было видеть, и что в итоге из этого выходило. А на выходе, то есть в газете, порой были разные вещи – страшные и смешные, порой обраставшие мифами и легендами…

Но на всякий «пожарный» скажем, кто такой корректор вообще, ибо в нашей жизни до сих пор встречаются «экземпляры», которые этого не знают. Мой один знакомый, работающий корректором в газете, сказал, что во время его визита в приемную военкомата там сильно удивились, едва ли не смеясь, когда он назвал свою профессию: «А кто это вообще такой, корректор?». В таком же ступоре были и работники ГИБДД, отмечавшие профессию моего знакомого во время оформления протокола. Дабы не «заморачиваться» с терминами, скажем по-простому, что корректор – это не тот человек, который корректирует огонь артиллерии, как сначала подумали в военкомате (это корректировщик), и даже не специальный большой «карандаш», которым замазывают написанное шариковой ручкой, а специалист, который правит тексты, находя в них различные ошибки, опечатки и смысловые несостыковки, перед их выходом в печать. То есть это своего рода дворник или сантехник от журналистики, чернорабочий, которого, вроде, и не видно, но без которого нельзя обойтись. И сейчас мы в этом убедимся. Точнее, убедимся в том, что корректор – это не робот-механик, а, прежде всего, человек, который все-таки может ошибаться и чего-то не увидеть. Хотя за некоторый «недогляд» он мог в былые времена, как говорят, поплатиться тюрьмой…
Говоря о самых знаменитых ошибках в газете, нельзя не упомянуть И.В. Сталина – «отец народов» тоже пострадал от них, а вот пострадали ли те, кто их «прошляпил», — редакторы и корректоры, — об этом история умалчивает. Так, в одной из газет вышла заметка о приеме Иосифом Виссарионовичем посла Польши, и было там такое предложение: «Товарищ Сталин принял польского осла»… Сталин, всегда читавший прессу, эту ошибку увидел, но никого не наказал: мол, газета особо не ошиблась. Видимо, сказалось то, что в те времена отношения с Польшей были весьма напряженными, да и поляков не любили…
Хрестоматийным стал случай, когда во время Великой Отечественной войны в газете вместо слов «Верховный Главнокомандующий» вышел чуток другой вариант — с отсутствовавшей буквой «л». Писатель Валентин Пикуль назвал эту опечатку исторической и с горечью отметил, что НКВД после этого «загребло» не только редакцию, но даже уборщицу и кошку, которая спала на столе у корректорши. Учитывая, что документальных подтверждений этому случаю нет, скорее всего, последствий не было, хотя кое-кому, наверное, и влетело по первое число. А вот в другой раз один из журналистов газеты «Известия» во время ее печати успел заметить, что в предложении вместо слова «гибкий» напечатано другое — «гиблый»: «Товарищ Сталин – большой и гиблый ум». Директор типографии и редактор в панике стали сжигать экземпляры отпечатанных газет. Им повезло – об ошибке никто не узнал, хотя перед НКВД и пришлось затем держать ответ, почему газета не вышла в печать…
Всякое было по недосмотру корректоров и редакторов в разные эпохи.  Вот вам яркие примеры, и когда их читаешь, невозможно удержаться от смеха: «Высочайший вор (двор) выехал», «Ворона (корона) русского царя», «Куроводством (руководством) партии Ленина-Сталина», «Ленин окотился (охотился) в Брянских лесах», «Лениным владела неумная (неуёмная) идея», «Первыми в области сожрали (собрали) урожай», «Могила неизвестного солата (солдата)». Много чего было. А вот корректорам было не смешно. На вопрос редакторов о том, почему так получилось, они словно лишались дара речи и глядели куда-то в сторону, думая, наверное, о своем…
…Сейчас, конечно, в тюрьму корректора за ошибки не посадят и даже рублем обычно не накажут, но это не значит, что их не стало. Просто к этой проблеме стали относиться проще – оттого, наверное, и куча различных ошибок и опечаток, прежде всего, в Интернет-СМИ, которые грамотным, начитанным и привыкшим к порядку людям «мозолят» глаза. А остальным, как сказал Константин Кинчев, «по барабану». Впрочем, до тотальной безграмотности мы еще не скатились и ошибки видим. А значит, будет корректору работа. Но когда исчезнет последнее печатное СМИ, уступая свое место Интернет-газете, тогда и его профессия канет в Лету. И уже никому не будет разницы, кто это был – корректор или корректировщик, смотревший, чтобы вместо «крошечный» не вышло «кошечный»…

Анвар САДАТОВ.

В рубрике: Дата, Мнение, Новости

Другие новости:

Молодёжи и ветеранам Молодёжи и ветеранам
Если в дар получили имущество Если в дар получили имущество
Марина Сергеевна Холодкова, педагог начальных классов школы № 73: «Я просто учительница». Марина Сергеевна Холодкова, педагог начальных классов школы № 73: «Я просто учительница».
Где народный контроль нашёл просрочку Где народный контроль нашёл просрочку
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.