Современная «Сказка о золотой рыбке»

На вопрос, кого больше всего на свете мы любим, очень многие из нас ответят: «Детей!». Потому что они действительно являются для нас самыми дорогими и родными, всецело берущими в плен наше сердце с того самого момента, как только впервые оказываются на наших руках. В них – наше будущее и продолжение рода. Они – смысл нашей жизни.

Но, увы, далеко не всегда они оправдывают наши надежды и вырастают такими, какими бы нам хотелось. Правда, в таком случае бывают тоже разные варианты. Один из них – когда повзрослевший ребенок выбрал совсем не ту профессию, о которой мечтали его родители, или женился (вышла замуж) совсем не на той девушке (за юношу), которую мама с папой прочили ему в супруги, но при этом стал самодостаточным и счастливым. Другой вариант – когда он вырос никчемным человеком, ни к чему не приспособленным, избалованным, эгоистичным и злым. С болью в душе и сердце взирает на такого недоросля его мама и вопрошает: «Как же так? Я вложила в тебя столько любви, сил, времени, я пожертвовала ради тебя своей молодостью и личными интересами…». И что же очень часто слышит в ответ? Грубое, а зачастую хамское: «А я вовсе не просил тебя об этом. И о том, чтобы рожала, тоже не просил!». Рыдая от обиды и бессилия, она вновь и вновь перебирает в памяти все годы своего материнства, пытаясь найти ответ на вопрос, что сделала не так. Но не находит: ведь она все делала для того, чтобы ее детям было хорошо.

zhitejsk

…Павлик родился вторым ребенком в семье, через три года после Светланки. Они оба были желанными детьми, которых любили и баловали. Однако когда Павлику исполнилось четыре годика, по каким-то совершенно неприемлемым для нашего понимания законам жизни счастливая семья распалась. На самом деле была ли тому виной другая женщина, которая нарушила покой Владимира, как это считала его жена Марина, или по какому-то не тому пути начали развиваться их личные взаимоотношения, но из семьи Владимир ушел. Было это в середине 90-х годов, когда всю страну лихорадило и штормило. В магазинах – пустые прилавки и ценники с четырехзначными числами, на предприятиях – трех-, четырехдневки и импортные шмотки по бартеру вместо зарплаты, в кошельках – лишь «дыры»…

Марина осталась с двумя малолетними детьми на руках, без работы, с которой ее сократили пока она была в декретном отпуске, и средств к существованию. В один момент потеряв почву под ногами, она серьезно заболела. Трудно сказать, что с ними стало бы вообще, если бы не ее мать – Нина Ивановна. К семи часам утра она уже уводила внуков в садик, затем спешила на другой конец города, чтобы приготовить обед и поставить уколы престарелой матери, весь  день крутилась волчком на работе, а вечером вновь ехала к дочери и внукам, где стирала, готовила, убирала, успевая при этом пригладить ершистые волосы на макушке Павлика и заплести красивые косы Светланке.

…В первое время после оформления инвалидности Марина была как в тумане, казалось, жизнь потеряла всякий смысл, и не хотелось ничего. Но дети, находившиеся рядом с ней, постепенно вернули ее в реальность. Окончательно осознав, насколько она им нужна, Марина взяла себя в руки, что положительно сказалось и на ее здоровье, и усиленно начала искать  источник заработка: ее пенсия была мизерной, алиментов от Владимира не поступало, потому что официально он нигде не работал, а о том, что у него есть дети, он предпочел забыть навсегда.

Устроившись продавцом к частному предпринимателю, Марина работала по 10 часов в сутки, месяцами – без выходных. Можно было принять, конечно, второго продавца, но тогда ее зарплата уменьшилась бы вдвое, а Марине очень нужны были деньги, чтобы ее дети, ставшие уже школьниками, не нуждались ни в чем и, не дай Бог, не стали изгоями среди своих сверстников, которые принимали в «свой круг» исключительно по одежке.

Шли годы, детки подрастали. Светлана хорошо училась и во всем помогала маме, взяв на себя большую часть домашних дел и забот о младшем брате. Павлик, в отличие от нее, учился с ленцой, любил «приболеть» и не пойти в школу. Возвращавшаяся без сил ежедневно в девятом часу вечера Марина решила купить ему компьютер, надеясь на то, что это поможет в учебе. Ее старшая двоюродная сестра такому шагу удивилась: в ее семье достатка было куда больше, но двое детей возрастом постарше Павлика вполне благополучно обходились и без компьютера, который в то время еще не являлся «предметом первой необходимости». Павлик же, впервые усевшись за компьютер, «прикипел»  к нему так, что гонял «мышку» сутки напролет. Выпустив ее из рук часов в пять утра, подняться на занятия в школу он не мог, а потом уже и не хотел. Марина поначалу не обращала на это внимания, считая, что скоро он наиграется и успокоится, а потом уже ничего не могла с этим поделать. На смену играм пришла Всемирная  паутина, заменившая ее ребенку все на свете. Неокрепший позвоночник Павлика прямо на глазах превращался в классический «образец» подросткового сколиоза, а сам он — в «сына-свина», неспособного даже помыть за собой тарелку.

…Из школы Павлика «турнули» в начале 9 класса – перевели в «вечерку». Марина, понявшая, что все зашло уже слишком далеко, все еще не отдавала себе отчета в том, что происходит. Временами она, правда, с корнем выдирала розетки и разбивала о стенку очередную «мышку», но Павлик научился так виртуозно «играть» на материнских нервах, что сумел внушить ей мысль о том, что склонен к суициду. Аттестат об окончании девяти классов ему выдали только из жалости к Марине. С трудом пристроив его в профессиональное училище, чтобы получить профессию, она с облегчением вздохнула. Но не тут-то было: выросший Павлик с пробивающимися усами и огрубевшим басистым голосом предпочитал заниматься только тем, чем ему хотелось, то есть ничем. На занятия он не ходил по причине «болезней»: то со спиной проблемы, то аллергия замучила. В общем, из училища его выгнали. Летом Марина пристроила его на «непыльную» работу: ксерокопии  сделать, фотографии выдать, заказ принять. Через неделю не по возрасту хамовитого подростка, дерзившего клиентам, тоже выперли. Подключив все свои связи и финансы, Марина опять-таки из самых лучших побуждений устроила его в колледж. Это было прошлым летом. Сейчас Павлик уже практически на грани отчисления все по той же причине – из-за сплошных пропусков. Работать он тоже не хочет, уже в открытую заявляя матери, что ему еще 17 лет, и она обязана его кормить и содержать. Мысли о том, что осенью его могут забрать в армию, он даже не допускает – ведь у него совсем «плохое» здоровье. Отчаявшаяся Марина, недавно сменившая работу, с большим опозданием начала «закручивать гайки» и предпринимать всевозможные попытки, чтобы хоть что-то изменить, однако все тщетно. Из ее любимого сына, которому она так старалась обеспечить «устроенную» жизнь без забот и хлопот, вырос настоящий тунеядец и потребитель, способный только «выкачивать» из нее деньги. Об этом можно судить даже по такой маленькой детали: в ответ на просьбу матери переустановить операционную систему в ноутбуке он задал ей такой вопрос: «А ты мне за это заплатишь?»…

У этой истории нет финала, он где-то еще в будущем, но предвидеть его можно: слишком частыми стали в нашей жизни такие «обычные» истории, когда великовозрастные дети, волосы которых уже подернулись сединой, сидят на шее у родителей-пенсионеров… Так как далеко мы готовы пойти ради того, чтобы стать «золотой рыбкой» и выполнить любое желание своего любимого чада? Не остаться бы только той волшебнице самой у разбитого корыта…

Наталья АРТЁМКИНА.

В рубрике: Люди

Другие новости:

Награды от депутата Госдумы Награды от депутата Госдумы
На открытие сезона На открытие сезона
Смотри на всё веселей! Смотри на всё веселей!
Депутаты избрали главу Депутаты избрали главу
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.