Как на иголках, или Один день из жизни дежурного железнодорожного переезда

Почти каждый из нас хоть раз в своей жизни оказывался перед закрытым шлагбаумом железнодорожного переезда. Для нашего города — это стандартная ситуация, поэтому и я в нее не раз попадала. В такие минуты меня возмущает поведение многих водителей. Они нервничают, ругаются на женщин в оранжевых жилетах. Но разве они в чем-то виноваты? Ответ на этот вопрос мы решили узнать у дежурного железнодорожного переезда.

Odin den' iz zhizni dezhurnogo zheleznodorozhnogo pereezdaПереезд № 276, перегон Егозово — Красноярск, что расположен на выезде из Ленинска-Кузнецкого в сторону Новосибирска, встретил меня опущенным шлагбаумом и проезжающим мимо поездом. На ступеньках стояла дежурная Ольга Геннадьевна Иванова и следила за щитком с кнопочками. Подождав, когда переезд откроется, я подошла к ней. Она была одета в железнодорожную форму, оранжевый жилет. На ее глазах были пластмассовые очки.

— Очки защищают от ветра? — поинтересовалась я.

— С одной стороны, от сильных порывов ветра, которые мешают смотреть, — ответила Ольга. — С другой, от пыли и камней, которые могут отлететь от железнодорожного полотна.

— А что это за щитки? — продолжаю я свой допрос.

— Наш переезд — автоматический. У нас есть специальный щит управления, — рассказывает Ольга, показывая на железный ящичек. — Допустим, приближается поезд. Когда он заходит на блок-участок, то у нас загораются лампочки. И мы уже по этим лампочками видим, какой идет поезд: четный или нечетный. В этот момент автоматически срабатывает сигнал и начинает опускаться шлагбаум, а барьеры поднимаются.

Пока мы шли по территории переезда, Ольга рассказала, что дежурный железнодорожного переезда отвечает за безопасность дорожного движения: смотрят за тем, чтобы водители не нарушали правила, чтобы их автомобили находились на правильном расстоянии от ограждения. Помимо всего этого, они следят за пропуском подвижного состава, выявляют все неисправности в нем. При обнаружении проблем сразу же сообщают машинисту, который останавливает поезд. Его помощник осматривает вагоны, находит неисправность и, по возможности, устраняет ее.

— Как вы видите все эти неисправности? — сразу же возникает у меня вопрос.

— Все очень легко, — отвечает она. — Например, у нас есть специальные планки нижней габаритности. Если, допустим, есть какое-то волочение в подвижном составе, то эта планка будет сбита.

Закончив рассказывать мне о неисправностях, Ольга Геннадьевна достала две метлы. Одну из них протянула мне. Я молча взяла ее и ждала, что же будет дальше.

— Хочешь по-настоящему прочувствовать мою профессию, присоединяйся, — сказала Ольга и начала подметать территорию.

Оказывается, в обязанности дежурного еще входит содержание переезда в порядке и чистоте. У каждого сотрудника есть своя территория, за которую он отвечает — 50 метров в каждую сторону по путям и вдоль проезжей части. Летом они белят, красят, моют шлагбаумы, прометают желоба, зимой убирают снег. Круглый год следят за  порядком в здание переездного поста.

Для того чтобы убрать скопившуюся грязь с рельсов и ограждений, Ольге пришлось ненадолго закрыть переезд. Движение остановилось меньше чем на две минуты, но и за это время нервные водители успели высказать недовольства. Один из них крикнул: «Чисти, когда идет поезд!». Водители не понимают, что она не может этого сделать. Во-первых, в это время она должна осматривать подвижной состав. Во-вторых, находиться рядом с проходящим поездом опасно для жизни.

По словам Ольги, у нас много водителей, которые либо из-за своей невнимательности, либо специально проезжают под опускающийся шлагбаум. Бывают случаи, когда машины глохнут прямо на настиле. На щитке есть специальные, пломбированные аварийные кнопки включения заграждения. Если дежурная срывает пломбы с кнопки, то в 50 метрах от настила срабатывают установленные для машиниста светофоры. Дальше по радио сообщается информация: «Внимание! Внимание! Внимание! Машинисты четных и нечетных поездов, на 276-м переезде препятствие. Примите меры к остановки».

Ольги Геннадьевне ни раз приходилось попадать в такие экстремальные ситуации.

— Было семь часов утра, — рассказывает мне Ольга, пока мы ждали очередной поезд. — Со станции Егозово отправлялся рабочий электропоезд. Он имеет право на переезде сделать посадку рабочих. Я через дежурную по вокзалу заказала  остановку для путейцев. В это время со стороны Новосибирска с горы ехала груженая фура. Погода была плохая, гололед. У машины отказали тормоза. Ее несло прямо на переезд. Водителю некуда было деваться — перед ним колонна автомобилей. Два варианта: либо в здание переезда, либо на встречную полосу. Он выбрал встречную, но за шлагбаумом тоже стояли машины. Он их объехал и выехал на другую полосу, при этом сшиб все барьеры. Хорошо, что я вовремя успела остановить электропоезд. Никто не пострадал, включая водителя, движение в тот день было полностью перекрыто.

Когда с уборкой территории было покончено, мы отправились мерить специальным градусником температуру рельсов. Такие замеры делают каждый час. Потом вся информация заносится в специальный журнал.

— А ночью не страшно мерить температуру, — спрашиваю я.

— Страшно. Не дай бог что случиться, у нас даже нет экстренной кнопки. Нам приходиться либо с сотового телефона вызывать полицию, либо через дежурного по станции. И пока они приедут, может случиться что угодно. Да, у нас есть решетка, которую мы закрываем, но не нужно большого труда чтобы через нее перелезть. Зимой, когда всю ночь идет снег, приходится постоянно быть на улице. Работаешь, а сама оглядываешься по сторонам.

Как мне рассказали, в прошлом году пьяный мужчина в одних трусах ломился ночью в здание переезда со словами: «Катя, открывай! Я есть хочу! Давай с тобой картошку пожарим, или хоть чай попьем». В ту ночь дежурной было Елена Терехова. Ей пришлось вызывать полицию, потому что он не только ломился, но и садился прямо на рельсы. Если бы в этот момент пошел поезд, произошла бы трагедия. Только сотрудникам ППС удалось его успокоить. И таких случаев немало. Переезд находится на большом расстоянии от города, место пустынное. С ближайших населенных пунктов приходят люди в алкогольном или наркотическом опьянении. Одни из таких ночных гостей после того, как их дежурный не пустил, разбили камнем окно.

Закончив измерять температуру, Ольга Геннадьевна пошла встречать поезд, а я отправилась домой. Проведя день на переезде невольно задумываешься о невоспитанности нашего населения. Человек и днем и ночью выполняет свой профессиональный долг, а ему за это мало кто говорит спасибо. Вот и получается, что кто-то весь день проводит «на иголках», обеспечивая безопасность на переезде, а кто-то рискует жизнью, проезжая на запрещающий сигнал железнодорожного светофора.

Виктория СПИЦЫНА.

В рубрике: Один день из жизни

Другие новости:

«Осталось нанести последние штрихи» «Осталось нанести последние штрихи»
Ни дня без физзарядки! Ни дня без физзарядки!
Если кровля обветшала Если кровля обветшала
 «Пчелы, пчелы, дикие пчелы… Улетели!»  «Пчелы, пчелы, дикие пчелы… Улетели!»
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.