В канун Рождества как-то по-особому верится в сказки. Даже в случае, если мы прекрасно понимаем, что им нет места в нашей жизни. И все-таки чудесные превращения с нами случаются. Каким образом? На этот вопрос мы искали ответ в увлекательном разговоре с нашей землячкой — членом Союза художников России Мариной Коваль-Коряковской. Она родилась и выросла в Ленинске-Кузнецком, но уже много лет живет и работает во Владивостоке.

— Марина, вы с детства мечтали стать художницей?

— Нет, — смеется Марина, которая в ходе нашего дальнейшего общения раскрывается как удивительно позитивный человек, обладающий хорошим чувством юмора. – Я бы, конечно, хотела рассказать красивую историю о том, какая творческая я была в детстве, но это на самом деле не так. Хотя моя первая школьная учительница, с которой мы встретились совсем потом-потом-потом, когда я уже стала «тетенькой», рассказала, что якобы в 1-2 классе в сочинении на тему «Кем я хочу быть» я написала, что художником. Но я в это не верю. Зато помню, что, когда была ребенком, записалась везде, где можно было. Занималась бегом, три года пела в хоре, ходила в кружок мягкой игрушки, запоем читала книги в городской библиотеке… Самостоятельно записалась в музыкальную школу в класс скрипки, но через полгода бросила: чему можно научиться с одним только смычком, который мне купила мама, без инструмента? Да и способностей к этому у меня, в общем-то, не было… Я и в художественную школу записалась сама. Мама узнала об этом только тогда, когда через месяц я принесла квитанцию на оплату. Так что никто меня не пестовал. Наоборот, родители были против…

— Почему?

— Художка была далеко, троллейбусы ходили плохо, мама очень много работала… Я и осталась там, наверное, только из-за коллектива: не думаю, что я блистала какими-то особенными талантами.

— Неужели в то время их так и не смогли в вас разглядеть?

— А не было тогда никаких конкурсов, как сейчас. Я даже не помню, с какими оценками окончила художественную школу. Это было не принципиально…

— Почему же вы решили продолжить образование в этой области?

— Я не была отличницей. У меня были хорошие оценки по гуманитарным предметам, но по естественным наукам – тройки. Учеба в местном педагогическом или медицинском училище меня никак не радовала, поэтому поехала в совершенно неизвестный мне город Кемерово и в 14 лет поступила в художественное училище. Я была слабенькой, меня не взяли на педагогическое отделение, чему я потом была очень благодарна, но приняли на оформительское. Учеба на этом отделении – это очень много работы. Бывало, мы не выходили из училища по две недели подряд. Тот, кто ночевал в аудитории на столе, укрывшись пальто, был просто счастливчиком…

— Четыре года учебы укрепили вас в своих силах?

— У нас на курсе было мало девочек – в основном мальчики. Искусство было где-то рядом со мной. У меня в голове была любовь… Я сбегала с уроков, мой преподаватель встречал меня где-нибудь в коридоре и отправлял назад. Но я окончила училище, защитила диплом – можно же все успевать. А свое 18-летие встретила уже здесь, в Ленинске, в художественной школе, куда пришла работать преподавателем. Хочу сказать, что воспоминания о коллективе школы — у меня одни из самых теплых. Это была просто семья, такое по-настоящему чудесное время. Мы жили очень весело, дружно и счастливо!

— Тем не менее через год вы покинули родной город…

— После Кемерова Ленинск стал для меня совсем маленьким, тесным. Я пришла в библиотеку, взяла справочник с перечнем вузов и стала выбирать тот, куда можно было поступить. Как бывшая блондинка, решила, что областного центра с его вечным смогом хватит с меня за глаза. Красноярск тоже представлялся мне мощным промышленным гигантом, и я решила уехать в тот город к морю, где есть институт искусств. Выбрала Владивосток, который в то время был закрытым. Вместе с библиотекарем написали письмо, мне прислали вызов. И что самое удивительное, я поступила. Несмотря на то, что на одно место было три человека, а на курс всегда набирали всего 2-3 девочки. Кстати, во время «абитуры» со мной случилась интересная история. Мы жили в спортзале, спали на полу на матрасах. Но я познакомилась с одной студенткой, которая поселила меня в свою крохотную мастерскую. Оттуда я ходила на занятия в синем рабочем халате работника тяжелого труда – технички. Однажды, когда я проходила через театральное отделение, один парень пошутил по этому поводу: «Почем парча?». Я вспыхнула, пробежала мимо. А обида-то женская осталась! Пошла в местный дом моды, купила там за 105 или 115 рублей платье из золотой парчи: на тоненьких лямочках, с двумя огромными пышными юбками. Правда, болеро мне не понравилось, гипюр найти было невозможно, и я купила шарфик в ритуальном магазине. Красиво задрапировав его, пришла в парчовом платье узнавать, поступила или нет, и запомнила это навсегда. А потом побежала вместе со всеми отмечать это событие к морю, где сняла туфельки и мчалась босиком…

— Учеба оправдала ваши ожидания?

— Нет, мне там не понравилось. В кемеровском училище было намного интереснее учиться. Там было очень сильное отделение. Я также занималась фотоделом, керамикой… Через полгода я все бросила в институте и решила вернуться на родину – поступать в Красноярск. Но 1 мая встретила своего будущего мужа и осталась в городе. Он оказался творческим человеком, очень энергичным и харизматичным, устраивающим бесконечные выставки. А поскольку сам он рисовать не умел, это пришлось делать мне. Таким образом, я начала постепенно расти и как-то вот доросла до такого состояния.

— Когда вы поняли, что рисование действительно стало вашим делом жизни?

— Когда спустя 7 лет я с дочерью ушла от первого мужа, арендовала помещение под мастерскую, начала очень много рисовать и с тех пор больше нигде не работала. За исключением двух небольших периодов, когда иллюстрировала книги в издательстве и преподавала в художественной школе. Было такое время в 90-е, когда в Приморье было много-много иностранцев. Все начали интересоваться Россией, и все, что с этим было связано, было очень востребовано. Поэтому я легко продавала свои работы.

— Чем, помимо творчества, вы живете сегодня?

— В этом году я планирую сделать свою очередную выставку, закончить ремонт мастерской, открыть в ней студию. Я веду нашу местную группу Союза художников России на «Фейсбуке», участвую во многих культурных программах, много путешествую и вообще очень люблю жизнь. Чего в преддверии Нового года желаю и всем своим землякам!

Беседовала Наталья АРТЁМКИНА.
Фото автора.

 

admin
mail@ria-leninsk.ru