Надежда Бабич, родившаяся и выросшая в нашем городе, не первый раз становится объектом внимания журналистов. В столице Хорватии, Загребе, об этой русской женщине с сильным характером и, вместе с тем, доброй душой и сердцем рассказывали и в газетах, и на телевидении. Оказавшись на чужбине, все эти годы она сама строила свою судьбу, и сегодня ни о чем не сожалеет. О том, как все в итоге сложилось, Надежда, имеющая с 1995 года двойное гражданство, рассказала мне в свой очередной приезд на Родину. Думаю, это будет интересно для многих наших читателей. (Окончание). 

Нелегкий выбор

В прошлом номере нашей газеты мы рассказали о том, как наша землячка жила в России и как привыкала к новой жизни, перебравшись с детьми в Хорватию после своего замужества. Однако ее надежды на долгую счастливую жизнь в браке все-таки не сбылись. Спустя несколько лет Надежда и Юрай расстались. Другая на ее месте, скорее всего, вернулась бы на Родину, и Надежда признается, что у нее возникало такое желание, но ее остановила дочь. За это время дети повзрослели и уже вправе были делать свой собственный выбор, не считаться с которым их мать не могла. И так сложилось, что этот выбор необходимо было сделать из двух диаметрально противоположных позиций.
Сын Валера за полтора года до окончания школы приехал из Загреба в Ленинск-Кузнецкий, где Надежда обеспечила его жильем, и остался жить вместе с отцом. Дочь Наташа, наоборот, настолько легко прижилась в другой стране, что уже практически забыла свой родной язык и вряд ли имела шансы устроиться на какую-то работу в городе, где родилась. «Давай останемся здесь», — попросила она маму, и та, оказавшись как будто между двух огней, все-таки поддержала ее. «В конце концов, мы всегда сможем вернуться в Россию», — подумала она тогда.
Наверняка это решение далось Надежде очень непросто, но чисто по-женски я могу ее понять. Как любая нормальная мать, она не могла любить одного ребенка больше, а другого меньше. Однако рядом с сыном были другие родные люди, способные поддержать его в любую минуту. Оставить же юную Наташу в чужой стране совсем одну она никак не могла.

Крепкий орешек

К чести бывшего мужа, при расставании с Надеждой он оставил ей в Загребе жилье. Дом, правда, еще не был отстроен до конца, но разве это могло испугать женщину, которая оказалась настоящим крепким орешком? Оставшись вдвоем с дочерью-студенткой на одну зарплату, Надежда бралась за любую подработку: пекла торты для свадеб, праздников и юбилеев, убирала чужие квартиры… Кстати, ее карьера на «сладком производстве» складывалась вполне удачно. Из разряда помощников она довольно быстро стала кондитером, а потом ее назначили и главным кондитером. С чего вдруг в ней, работавшей прежде совсем в других сферах, открылся такой кулинарный талант, понять, в, общем-то, несложно. Кто из нас, женщин, растивших детей в 90-е годы, не пытался из минимума продуктов приготовить какое-то вкусное блюдо или испечь торт со вкусом «пальчики оближешь»? Разве что только самая ленивая…
А через какое-то время в кондитерскую, в которой работала Надежда, пришла и ее дочь. После получения красного диплома повара Наташа уехала подработать на море, да так и осталась там на восемь лет. Встретила свою судьбу — хорвата Винко, вышла за него замуж, родила дочку. Достигла и профессиональных успехов, научившись делать из мастики очень красивые украшения для тортов. Хозяева кондитерской хорошо знали это, и когда Наташа с мужем и дочкой вернулись в Загреб, пригласили ее на работу. Именно в то время, когда русские мама и дочь трудились в кондитерской, они неоднократно и становились предметом интереса со стороны местных журналистов.
Большие ли деньги платят мастерам своего дела в Хорватии? Напрямую этот вопрос я Надежде задавать не стала: как-то неприлично заглядывать в чужой кошелек. Однако определенные выводы все-таки сделала, когда мы говорили вроде совсем о другом.
— В Россию в те годы я приезжала редко – в среднем один раз в пять лет, — вспоминает моя новая знакомая. – Тогда это было для меня дорогим удовольствием…

Как на курорте…

Все изменилось с тех пор, как Надежда оформила пенсию. Нет, не в Хорватии – там до этого ей предстоит трудиться еще несколько лет: и женщины, и мужчины в этой стране выходят на заслуженный отдых в возрасте 67 лет. Но у нее оставалось полное право на пенсию в России. Уволившись — вдруг не хватит стажа — Надежда приехала в Ленинск. К счастью, дорабатывать не пришлось, все сложилось вполне благополучно, и наша землячка даже открыла свою кондитерскую в городе Полысаево. Однако вскоре из Хорватии пришло предложение, от которого она не смогла отказаться. Ее пригласили работать кондитером в курортное местечко Макарска на побережье Адриатического моря. Условия самые замечательные: бесплатное жилье и питание; рабочий день до 14.00; работа в течение летнего сезона, который начинается где-то после Пасхи и заканчивается осенью; несколько месяцев отпуска.
Эта работа считается сезонной, но, поскольку отпуск продолжительностью несколько месяцев входит в трудовой стаж, фактически является постоянной. Все это оговорено в трудовом договоре. Нанимать работников «в теневую» в Хорватии не принято, говорит Надежда: государство не получает при этом налоги, поэтому за неофициальное трудоустройство предусмотрены большие штрафы. «Если бы я знала, как там хорошо, я бы еще лет пять назад ушла с работы в Загребе, — рассказывает Надежда. – Море, воздух, чудесный климат — я уже года три не пью таблетки и не хожу к докторам…».
Свой длительный отпуск она теперь проводит в России, рядом с сыном и родными, но свое будущее по-прежнему связывает с тем местом, где находится дочь.
— Я привезла детей в Хорватию, а Наташа, освоившая со временем профессию графического дизайнера, увезла свою дочь в Ирландию. Там она очень быстро открыла свое дело, чего никак не могла сделать в Хорватии, и работает сейчас на американскую фирму. Моя внучка Реечка пошла там в первый класс, для лучшей адаптации родители устроили ее в школу, где учатся только девочки. И она, будучи прежде довольно необщительной, стала там очень активной, как будто ее подменили. Значит, она тоже смогла там найти себя. В нашей семье, наверное, такая линия жизни, что каждая мать старается предоставить своему ребенку возможность выбрать лучшие условия, — вслух размышляет Надежда. — Я довольна своей судьбой, хотя часто приходилось тяжело и на моем пути было много преград. Я открыла много дверей, пока все устроилось, но считаю, что они открылись мне легко…

Русский город в Хорватии

Что ж, быть может, потому легко и открывались, что человек прикладывал для этого максимум собственных усилий, ничего не страшась и не боясь. Ведь по большому счету вывод о том, что Надежда — личность неординарная, можно сделать и исходя из знания того, как сложилась судьба ленинск-кузнечанок, уехавших в 90-е годы в Хорватию. Большинство из них сразу обосновались в городе Чаковец, что в двухстах километрах от Загреба, и живут со своими мужьями, за которых вышли замуж на Родине. Скорее всего, какие-то из этих женщин счастливы больше, другие меньше, а кто-то и вовсе несчастлив, но на развод и «одиночное плавание» в чужой стране рискнули лишь единицы. Мало кто из них работает, чаще всего они все время посвящают семье, а их мужья сейчас зачастую ездят на заработки в Германию. Все они, в основном, вполне довольны своей жизнью.
Надежда об этом знает не понаслышке. Со своими землячками она постоянно созванивается, общается по Интернету и с большой радостью встречается при любой возможности. Как говорит она на свой уже слегка чужеземный манер, «мы дружимся». Кроме ленинск-кузнечанок в Чаковце много кузбассовцев из Кемерова, Новокузнецка и других городов. А в целом там каждый пятый — русский. В городе есть русские детские сады и школы, где детей учат на русском языке. Наши соотечественники очень дружны между собой и при этом чтут свои корни, берегут родные традиции, основав в городе русскую деревню «Калинка», и популяризируют их не только среди местного населения, но и в других странах. Так, фольклорный коллектив «Калинки» уже неоднократно занимал призовые места в международных конкурсах и фестивалях.
«Мы шутим: Чаковец – это русский город», — говорит Надежда, когда мы заканчиваем наш разговор. И, как будто предвосхищая мой последний вопрос, произносит: «Я не рассматриваю такой вариант, когда вернусь в Россию навсегда. Но пока жива моя мама и пока у меня будут силы, буду сюда приезжать…»

Наталья АРТЁМКИНА.

admin
mail@ria-leninsk.ru