Юбилей у пожарных: есть служба такая — себя не щадить

В начале XX века — брандмейстеры, чуть позже — пожарные, в XXI веке — спасатели… Как бы ни называлась профессия, в которой работают эти люди, они всегда находятся там, где случается беда и требуется срочная помощь, а нередко и спасение человеческой жизни. А еще в их буднях как в зеркале отражается все то, что происходит в городе: в жилых кварталах, старых бараках, на предприятиях и пустырях. Обо всем этом красноречиво свидетельствуют воспоминания ветеранов СВПЧ-36, отметившей в мае свое 35-летие.  

Первая самостоятельная военизированная пожарная часть (СВПЧ-36) по охране города со штатной численностью 55 человек и центральным пунктом связи гарнизона была создана в Ленинске-Кузнецком на базе профессиональной пожарной части №1 в 1983 году. Ее начальником назначили кемеровчанина Валентина Тимофеевича Ильиных, капитана внутренней службы. А самой первой ленинск-кузнечанкой, принятой в штат, стала Татьяна Николаевна Павлова, начальник отдела кадров. Позже она занимала должность инспектора Госпожнадзора и много-много раз выезжала на места происшествий, но сегодня вспоминает еще и то, с каким трудом набирали кадры в новую организацию. Во-первых, в то время профессия пожарного не пользовалась в городе большой популярностью, вспоминает Татьяна Николаевна. Во-вторых, к пожарному военизированной части предъявлялись очень высокие требования как в части физического здоровья, так и морального: у претендента на эту работу, и даже у его близких родственников, не должно было быть судимости или иных проблем с законом. Кроме того, уже потом, в процессе службы, далеко не каждый мог справиться с теми эмоциями и чувствами, которые приходится испытывать во время тушения пожаров, уносящих жизни людей.
«Самый страшный случай в моей практике, когда мы выносили из дома трех ребятишек: парализованного мальчика лет 10-ти и его маленьких братика и сестренку, — рассказывает Александр Викторович Ляпин.  — Малыши что-то подожгли, и, видимо, от страха забрались потом под одеяло к старшему брату. Там мы всех их и нашли…».
Первое время, окончив в 1983 году пятимесячные курсы профподготовки, Александр Викторович был командиром отделения. Потом, после окончания заочной учебы в Иркутском пожарно-техническом училище, — начальником караула, оперативным дежурным и за несколько лет до выхода на пенсию  — начальником ПЧ-1. В его памяти осталось столько событий, что по ним действительно можно отследить всю историю города. Да и огромной части Ленинск-Кузнецкого района тоже: в зону обслуживания СВПЧ-36 входили весь 10-й и 4-й участок, район улицы Суворова до железнодорожного моста, вся центральная часть — тоже до моста, а также все населенные пункты по новосибирской трассе вплоть до села Красного и поселка Хрестиновского. Более того, пожарные машины СВПЧ-36 обязательно выезжали на помощь своим коллегам из других пожарных частей.
А пока одни сотрудники пожарной части ликвидировали очаги возгорания и спасали людей, другие очень сильно переживали за них, находясь на центральном пункте пожарной связи (ЦППС). Ведь это от них  — диспетчеров ЦППС, от скорости их реакции и умения оперативно реагировать на телефонные звонки — во многом зависит исход любой операции. Галину Алекссевну Карнизову приняли диспетчером в 1983 году, она тоже трудилась в СВПЧ-36 до самой пенсии, и ее память хранит огромное количество интересных фактов и событий. Например, как в деревне Ивановка, что находился за поселком Никитинский, однажды весной вмиг сгорели семь домов, три из которых были совсем новыми. Причина тому была весьма банальной  — поджог травы на одном из соседних участков. «К счастью, люди тогда не пострадали, но скотины сгорело много, — рассказывает Галина Алексеевна.  — Полыхало страшно, и я уж не знаю, что потом было с тем человеком, который эту траву поджег…».
А в 1984 году «штаб-квартирой» СВПЧ-36 стал городской элеватор: здесь тушили горевшее зерно, здесь же сдавали и принимали боевые дежурства, отсюда разъезжались по вызовам. «Зерно раньше загоралось там несколько раз, — вспоминает Александр Викторович.  — Но мы всегда успевали «поймать» возгорание, а в этот раз «ловить» уже было поздно. Сообщили о пожаре жители дома №60 по проспекту Кирова, когда ночью в их квартирах стало светло, как днем. Первые три дня мы работали так, что забирали всю воду из гидрантов (кто из ленинск-кузнечан не помнит, какие проблемы с водой были в городе в то время?  — прим. автора). Нам тогда здорово помог пожарный поезд, который пришел из Промышленной. А потом мы в течение месяца просто проливали зерно. Работники элеватора его вывозили и разбирали здание…».
С пожарами на городских предприятиях связано немало страниц в истории СВПЧ-36. Так, 15 февраля 1994 г. на электроламповом заводе на газгольдере с горючим газом после прорыва стенок произошла вспышка водорода. Создалась реальная угроза взрыва 3000 кубометров водорода, что привело бы к катастрофическим последствиям. Но благодаря профессионализму и мужеству пожарных, в числе которых был и Александр Викторович, умелому руководству Владимир Петрович Идоленко, возглавлявшему военизированный пожарный отряд №6, в состав которого вошла к тому времени и СВПЧ-36, к 2.00 следующего дня пожар был ликвидирован. Без людских потерь и с минимальным ущербом.
Нередко вызывали пожарных и на завод полукоксования, где в бункере-накопителе частенько происходило самовозгорание кокса. Однажды этого не заметили и загрузили кокс в вагон. Он, конечно, загорелся, и тушили его уже за городом, когда отцепили от состава. Побывали сотрудники СВПЧ-36 также на всех шахтах города, где в разное время горели раздевалки. Это уже относится к другой стороне их работы  — трагикомической, без которой тоже нельзя представить их службу. Бытовал, говорят ветераны, одно время в шахтерской среде такой «прикол»: идут мужики со смены, и кто-нибудь возьмет да закинет «бычок» в карман фуфайки своему товарищу; тот его не заметит, спецовку в «кандейке» оставит, а она потом горит…
Немало таких историй связано и с теми районами города, где раньше стояли бараки, горевшие с удивительной регулярностью. Ни для кого не секрет, что тогда эти ветхие строения поджигали специально  — чтобы получить квартиры. По этой причине пожарные даже засады устраивали, пытаясь поймать поджигателей на месте преступления. Но и те не лыком шиты были  — вычисляли те засады без особого труда. Словом, напрасная с ними была затея. А в одну из новогодних ночей выехало дежурное отделение на очередной пожар в бараке на улице Песчаной, что в районе 4-го участка. Мечтавшие посмотреть «Голубой огонек» пожарные тушили его до 4 часов утра. Справились. А утром поступил приказ сжечь останки барака под контролем  — такое тоже бывало, дабы уберечь от беды людей, которые могли наведаться туда и остаться под обломками аварийного строения. Так вот, поджигали этот барак пожарные весь день 1 января, часов до семи вечера…
Непредсказуемые порой ситуации случались и с теми, кого пожарные откачивали, вынося из огня и дыма. Казалось бы, уж их-то точно должны были переполнять только положительные эмоции по отношению к спасителям. Однако было у Александра Викторовича и такое, когда человек, которого он буквально оживил путем искусственного дыхания и непрямого массажа сердца, разыскал его с большой обидой и претензиями. Дескать, зачем ты меня спас, у меня теперь ни дома нет, ни скарба домашнего, а на улице зима… В общем, чего только не бывает в нашей жизни.
Ну а в целом все годы работы в СВПЧ-36 запомнились коллективу как очень интересные и счастливые. «Мы все пришли сюда молодыми, и потом всегда на службу как на праздник шли, — говорят ветераны.  — Тогда другие времена были: мы и чужую беду как свою принимали, и радоваться хорошему умели. Да и сейчас не ждем юбилеев и особых поводов, собираемся часто». И действительно, глядя на этих деятельных, энергичных и общительных людей, у которых была далеко не самая простая работа, понимаешь, что до сих пор жива народная мудрость: не место красит человека…

Наталья АРТЁМКИНА.
Фото автора и из архива музея пожарной части.

В рубрике: Ветераны, Новости, Юбилей

Другие новости:

«Осталось нанести последние штрихи» «Осталось нанести последние штрихи»
Ни дня без физзарядки! Ни дня без физзарядки!
Если кровля обветшала Если кровля обветшала
 «Пчелы, пчелы, дикие пчелы… Улетели!»  «Пчелы, пчелы, дикие пчелы… Улетели!»
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.