Сила материнской любви: кто измерит её?..

В мирное время подвиги бывают разными. Бывают такие громкие, как недавнее спасение двоих детей и мужчины из тонущего в реке автомобиля двумя петербуржцами. А бывают и другие – тихие, незаметные со стороны, вроде бы как совсем не «героические», но совершаемые ежечасно на протяжении целой жизни. Именно к таким относится подвиг матери, отдающей всю себя без остатка ребёнку, на чью долю выпала судьба родиться особенным. У нашей многодетной землячки Елены Пензевой таких детей двое. Но она ни в коей мере не считает, что чем-то жертвует ради них. Она их просто любит и счастлива тем, что они есть, как любая другая мать…

Такие семьи нечасто идут на контакт. Как правило, они бережно охраняют свой мирок, выстроенный большим трудом и терпением, и стараются не впускать в него чужих. Для этого есть много причин, и одна из них заключается в том, что наше общество и в XXI веке порой не готово к тому, чтобы научиться принимать всё как есть: откровенно, без прикрас и ложного стеснения, без излишнего любопытства или чересчур навязчивого внимания. Вот и Елена не сразу согласилась пообщаться со мной. Однако, чуть-чуть поколебавшись, всё-таки пригласила меня в гости, за что я безмерно благодарна и ей самой, и всей семье. Они просто покорили меня своим отношением к жизни, искренностью и таким позитивом, которому впору поучиться многим из нас, пребывающим в добром здравии и благополучии.

Удары судьбы

Первые годы замужества у Елены прошли вполне обычно. Она доучилась в педагогическом институте, в который поступила после окончания местного педучилища, родила первенца Максима, устроилась методистом в детскую воспитательную колонию…
Потрясения начались 11 лет назад с рождения дочери Оли. Через месяц малышке, появившейся, на первый взгляд медиков, вполне здоровой, начали выставлять диагнозы один страшнее другого. К трём годам основным из них стал детский церебральный паралич. «Поначалу всё было как у любого в такой ситуации, — вспоминает Елена. – Горе, слёзы, отчаяние… Мы совсем не знали, что с этим делать. А когда я поняла, что уже ничего не поправить и всё надо воспринимать таким, как есть, всё изменилось. В первое время тяжелее всех, наверное, было мужу: мы с Олей восемь месяцев безвылазно провели в больницах, а сын как раз пошёл в первый класс…»
В этих словах, в заботе не о себе, а о своём ближнем, наверное, и кроется самая суть её естества. По крайней мере, именно таким увидела его я. Елена – удивительно светлый и оптимистичный человек, меньше всего думающий о себе любимой. Даже когда она вспоминает о самых трудных и горьких днях своей материнской судьбы, на её миловидном лице отражается лишь лёгкая тень печали, и только где-то далеко  в глубине глаз блеснёт предательская влага. Всё остальное время глаза на нём светятся и сияет счастливая улыбка. Да и как не улыбаться, если с её рук не сходит четырёхлетняя Анечка, которая действительно ничем не отличается от других детей. Она обнимает и целует свою маму, крутясь у неё на коленях как заведённый волчок, и требуя к себе постоянного внимания…
Аня повторила судьбу своей старшей сестрёнки спустя семь лет. Доктора ей вынесли тот же самый вердикт: ДЦП. И всё началось сначала.
— Но как вы вообще решились ещё на одного ребёнка? – без обиняков спрашиваю я, и слышу столь же прямой ответ:
— Так получилось. Но мы сдавали все необходимые анализы, проходили обследования… Ситуацию контролировали, и мы понадеялись на то, что всё будет хорошо. Когда дочь родилась, врачи сказали: всё нормально. Но через месяц всё повторилось.
— Честно говоря, я не представляю, как можно было не впасть в состояние отчаяния, узнав об этом…
— Его не было. Я понимала, что теперь нам будет тяжелее вдвойне, но всё воспринималось уже легче. Тогда мы уже понимали и знали, что делать. Были окончены курсы массажистов, а в доме были все приспособления, которые значительно упрощают наш быт…
Да, в этом доме, красивом и снаружи, и изнутри (в чём, несомненно, огромная заслуга главы семьи Сергея), есть всё, что так облегчает жизнь девочек и даёт возможность укреплять их здоровье: специальные кресла, ходунки, лесенки, беговая дорожка, на улице — оборудованные поддерживающими устройствами горки и песочница. Сестрёнки круглый год находятся под наблюдением докторов, один раз в год проходят курс обследования в стационаре и три-четыре раза – курсы реабилитации в городском реабилитационном центре для несовершеннолетних. Семью Пензевых там знают очень хорошо, и о самой Елене в центре отзываются как об удивительно открытом, позитивном и активном человеке.
Её активности действительно можно только диву даваться. После рождения первой дочери Елена, конечно, ушла с работы, но при этом она уже заработала пенсию и ушла на неё в 36 лет в звании капитана внутренней службы. Она научилась водить автомобиль, а сегодня учится у сотрудников реабилитационного центра и педагога школы №6, который уже третий год подряд приходит к Оле, тому, как правильно заниматься с детьми. А вдобавок ко всем своим многочисленным ежедневным заботам Елена успевает выращивать ягоды-овощи и делать из них соленья-варенья, ухаживать за курами и мускусными утками, обеспечивая всю семью здоровым питанием из натуральных продуктов…

Разговор по душам

— Елена, как хватает вас на всё? В чём черпаете свои душевные и физические силы? – спрашиваю я. – Наверное, вы всё-таки всегда были оптимисткой?
— Да, наверное. В студенческие годы я всегда была в числе первых на всех фестивалях, мероприятиях, событиях… Такая веселушка-хохотушка… А сейчас источник моих сил – это любовь к детям и вера в Бога. Каждое воскресенье мы с девочками ходим в церковь, и они чувствуют себя там замечательно.В
ас с детства воспитывали верующим человеком, или это пришло, как очень часто с нами бывает, когда грянула беда?
— Нет, не с детства. Захаживать в храм я начинала где-то в юности, и несколько лет была «захожанкой» — я называю это так. А в горе, конечно, побежала туда. И однажды батюшка сказал фразу, которая перевернула всю мою жизнь: «Если вы не будете молиться за своих детей и не станете им улыбаться, заботясь о них, то кто поддержит их, кому они будут нужны?»
— И всё-таки, любому человеку, будь он даже семи пядей во лбу, для восстановления сил требуется отдых. У вас, как я понимаю, не бывает ни выходных, ни отпусков…
— Раз в недельку на несколько часов девочек забирает моя мама, без которой я бы не справилась вообще. Она мне очень хорошо помогает, и в то время, когда Оля с Аней у неё, я стараюсь съездить в бассейн, почитать, повязать…
— Скажите, а у вас есть друзья?
— Все друзья, которые раньше были, исчезли, в основном, с рождением Оли. Тогда всё поменялось. Но появились другие. Их меньше, но они надёжнее. А ещё мы ведь часто общаемся с семьями, у которых такие же проблемы. И среди них практически нет таких, кто бы ушёл в депрессию: а кто будет примером для их детей? Да и при таком раскладе, как у нас, нет времени на скуку, некогда печалиться и отчаиваться…

Настоящая жизнь

Увы, и после рождения Ани несчастья и беды не оставили семью Пензевых. Два года назад тяжело заболел сын, и это стало страшным ударом для родителей. Операция в Москве, реабилитация, восстановление – эти заботы о сыне в большинстве своём опять легли на плечи отца: маме не на кого было оставить девочек. Но нетрудно представить, что в те дни и месяцы все её мысли и душа были рядом с сыном, а сердце в очередной раз разрывалось от боли…
Сегодня 18-летний Максим – студент беловского многопрофильного техникума, где он осваивает специальность «Техническая эксплуатация электрооборудования». В свободное от учебы время парень трудится, берясь за любую работу, чтобы не сидеть на шее у родителей и ощущать себя самостоятельным человеком. Для своих сестрёнок, как говорит мама, он «служит батутом, на котором можно поползать, попрыгать, поиграть». Обе девчушки – удивительные эмоциональные создания, которые дополняют друг друга. По рассказам мамы, которые подтвердило и моё собственное наблюдение в ходе общения, Оля – более покладистая и спокойная, она умеет пожалеть и приласкать. Аня – это настоящий живчик, которого родные с любовью называют «энерджайзером». Они, как все дети, временами не могут поделить игрушки и дерутся между собой. Но настолько привязаны друг к другу, что их стараются не разлучать даже ненадолго.
— У нас вообще всё как у всех, — говорит Елена, эта худенькая и хрупкая с виду женщина с несгибаемой силой воли и уникальным умением радоваться жизни, несмотря ни на что. — Просто в нашей жизни нет ни фальши, ни лицемерия – она настоящая. В ней ничего не скроешь – ни боль, ни бардак. И радость в ней особенная: если ребёнок научился, к примеру, улыбаться или говорить очередное слово, то это уже не просто радость, а счастье.
В их доме действительно живёт счастье – это невозможно не ощутить, находясь в нём. Цена этого счастья известна только им, хозяевам, и, покидая их, я не могу удержаться от того, чтобы не обнять Елену. Пусть больше никогда не пошлёт ей судьба тяжелых испытаний…

Наталья АРТЁМКИНА. Фото автора.   

В рубрике: Новости, Семья

Другие новости:

Ирина Будяковская: «У меня нет причин для беспокойства» Ирина Будяковская: «У меня нет причин для беспокойства»
«Природа – наше главное достояние» «Природа – наше главное достояние»
«Голосую с большой радостью» «Голосую с большой радостью»
«Мобильный избиратель» «Мобильный избиратель»
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.