Ирина Будяковская: «У меня нет причин для беспокойства»

В далёком 1941-м Ирине Ивановне Будяковской было всего 3 года. Всю войну она с родителями, двумя братьями и тремя сёстрами жила в лесу. И это не единственное жизненное испытание, которое выпало на долю этой несгибаемой женщины. Сегодня Ирине Ивановне 82 года. Её детям уже за 50, выросли внуки и растут правнуки. Её жизненный путь был нелегким, но она никогда не теряла надежды.

Глядя на Ирину Ивановну, никак нельзя поверить, что пятого мая ей исполнилось уже 82 года. Находясь рядом с ней, совсем не ощущаешь её преклонный возраст. Не только потому, что она совсем не выглядит на свои годы. Но и в её манере речи и поведения есть какая-то детская задорность, а во взгляде сохранился живой огонёк, искорка, которую редко можно увидеть у пожилого человека. И это заставляет удивляться, ведь на плечи этой хрупкой, но бойкой с виду бабушки легло немало жизненных испытаний, причем пришлись они на детство и юношество.

Родилась Ирина Ивановна в Волынской области, в селе Софьяновка, в большой семье лесничего Ивана Петровича и домохозяйки Валентины Ивановны Кучинских. У неё было четыре сестры и два брата. Жили в большом двухэтажном доме, вели своё хозяйство.
Во время начала войны нашей героине было всего три года. Несмотря на это, она хорошо запомнила те ужасные дни: «Я же не знала, что там война идет. Я спрашиваю у бабушки: «Бабушка, а что это такое? Гром гремит и молния?» А она говорит: «Нет, доченька, это начинается война!». Ну, война и война, не понимала же ничего, слишком маленькая была, — вспоминает Ирина Ивановна. — Потом через два дня мы с сестрой поливали цветы в саду и вдруг слышим выстрелы, кричат: «Война, война, немцы пришли! Мы не знали, где родители, схватились с сестрой за руки и побежали. Недалеко от нашего дома было пшеничное поле, мы побежали по нему, а вокруг уже горят дома… И тут же рядом падают на землю люди… И вдруг прямо возле моего уха просвистела пуля, ещё бы чуть-чуть, и она бы задела меня. Бог пронёс!», — Ирина Ивановна всхлипывает и закрывает лицо руками.

Тогда девочки смогли добежать до леса невредимыми. Вскоре их нашли родители с братьями и сестрами. Но в том лесу было опасно оставаться, он не отличался густотой, и немцы могли в любой момент зайти и выстрелить. Семье пришлось переправиться через небольшую речушку, чтобы добраться до другого густого и уже безопасного леса. «Кого-то из нас родители несли на шее, кого-то взяли на руки, кого-то просто вели за руку. Всего нас было восемь человек. В том лесу мы и обосновались. Как-то мы не боялись, не переживали, жили», — рассказывает Ирина Ивановна.

Всю войну семья Ирины Ивановны жила в лесу. Он стал на долгое время укромным и безопасным местом для многих семей. Питаться пришлось тем, что там растет: трава, грибы да ягода. Сначала спали на траве, потом смогли построить времянку. Во время войны в их доме в селе жили немцы. А бабушку и сестру с 1936 г. р., которые не ушли с семьёй в лес, а остались дома, заставили уйти в маленькую соседнюю избушку, закрыть занавески и не выходить. «Пока немцы у нас были, горело всё, они всё сожгли… Страшно. Сестра год не разговаривала после того, как всё закончилось, настолько она была испугана», — вспоминает сегодня Ирина Ивановна.

Война закончилась. Семья наконец-то смогла вернуться домой, нашей героине на тот момент было уже шесть лет. Пришлось заново восстанавливать хозяйство, отец снова начал работать лесничем. Казалось бы, все трудности позади, но в 1947 году семью (без отца) вывозят с территории Украины как репрессированных в Сибирь, в город Полысаево и поселяют в овощехранилище. Долгое время им пришлось ютиться на двухэтажных нарах и голодать. Продуктов взять с собой не разрешили. Первое время, чтобы прокормить семью, мама героини, Валентина Ивановна, ходила менять одежду на хлеб.  Семьёй собирали мороженую картошку в поле и пекли в подвале на печке.

Иван Петрович (отец) смог приехать только через время. В Сибири лесничему пришлось осваивать новую профессию шахтёра. Хлеб старались отдавать отцу, как единственному добытчику, а сами голодали. Через некоторое время семье дали небольшую времянку. Ирина Ивановна и брат пошли учиться в школу, а две старшие сестры устроились на работу, катать вагонетки с углём. Жить стало легче.

В 1958 году отец нашей героини через организацию «Красный крест» нашёл своего брата и сестру во Вроцлаве. Выслали вызов из Польши, по которому можно было вернуться с семьей на свои земли. К тому времени Ирина Ивановна уже была замужем за Лаврентием Трофимовичем Будяковским. Муж не дал согласия на переезд. Так, из всей семьи только одна она осталась в Ленинске-Кузнецком, все вернулись домой, в село Софьяновка.

Тридцать лет наша героиня работала в магазине продавцом, после — десять лет на шахте «Кольчугинская» заместителем директора по коммерции. Муж работал там же шахтёром. Каждый год ездили навещать родственников в село к родным. Позже он всё же покаялся в том, что не согласился переехать вместе со всеми еще в 1958 году.   Ирина Ивановна не жалеет, что пришлось остаться в Ленинске-Кузнецком, главное, смогли вырастить детей и поставить их на ноги.
Она неоднократно упоминала, что горе сплотило её семью, а дружелюбное общение помогало пережить даже самые сложные времена. А ещё наша героиня отличный пример того, что даже в самые трудные жизненные ситуации нельзя унывать, нужно учиться видеть хорошее во всём. Несмотря на преграды, которые встречались на её пути, до сих пор не утратила оптимизма: «У меня нет причин для беспокойства, я радуюсь своим детям, внукам, правнукам. И они меня все тоже очень любят. Всё идёт из семьи, у меня была очень дружная семья, и я старалась передать детям всё самое лучшее».

Вероника КИПРИЯНОВА.

В рубрике: 75 лет Победы, Ветераны

Другие новости:

Ирина Будяковская: «У меня нет причин для беспокойства» Ирина Будяковская: «У меня нет причин для беспокойства»
«Природа – наше главное достояние» «Природа – наше главное достояние»
«Голосую с большой радостью» «Голосую с большой радостью»
«Мобильный избиратель» «Мобильный избиратель»
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.