Армейские будни не забываются

От военной службы сегодня многие молодые люди отмахиваются, считая год жизни там пустой тратой времени. Главный герой этого материала думает иначе. Ему есть о чем рассказать молодежи, ведь его армейские годы прошли во время боевых действий второй чеченской кампании.

Николай Николаевич Рудич родился в Ленинске-Кузнецком 30 января 1979 года в простой рабочей семье. Мама Марина Владимировна всю жизнь проработала на КСК за ткацким станком, а отец Николай Иванович около тридцати лет трудился токарем на шахте «Кольчугинская». Детство Николая Рудича прошло в первом микрорайоне: здесь он окончил родную школу №1. И после восьмого класса решил осваивать рабочую профессию — поступил в училище № 38 на подземного электрослесаря. Так начиналась жизнь нашего героя. Вполне стереотипно для нашего города.

«Мы все стали одинаковыми»

В мае 1998 года молодого 19-летнего выпускника училища ждала повестка в армию. Начинался весенний призыв. После распределения в Кемерове его отправили в Волгоградскую область во Внутренние войска, в 22 бригаду оперативного назначения. «Когда в часть приехали, нас всех отправили в баню, где обрили наголо. Выдали форму, — своими воспоминаниями делится Николай, — утром на построении у всех были одинаковые детские лица».
Часть, в которую попал новобранец из Ленинска, находилась в городе Калач-на-Дону. Несмотря на такое аппетитное название города, служба здесь была нелегкой. После принятия присяги Николая направили в моторизованные войска (пехоту). Два года прошли здесь в условиях постоянного выполнения военных задач: марш-броски, учения и дежурства… Человек привыкает к любым условиям, и здесь все тяготы армейских будней стали для него рутиной. Многие военные задачи выполнялись уже автоматическими, выверенными движениями; кстати, многим, в дальнейшем, эти военные навыки спасли жизни в столкновениях с боевиками.

Вторая чеченская

После военной кампании 1994-1996 годов на Кавказе была построена система блокпостов, где по очереди дежурили российские военные. Полгода охраняла пост одна часть, полгода — другая. Один такой блокпост был на границе с Дагестаном, летом 1999 года там дежурила 22 бригада Николая Рудича.«В июле сменили 100-ую дивизию спецназа («Дон»), и через некоторое время началась вторая чеченская. Наша часть попала под «замес» одна из первых», — вспоминает ленинск-кузнечанин. Последствия нападения боевиков были шокирующими: если в первом чеченском конфликте погибло десять бойцов 22 бригады, то во втором — около сотни. Повезло нашему земляку — тем летом его не отправили на дежурство у дагестанских границ. Среди погибших было много ребят, с кем Николай Рудич был знаком лично: «Там «годки» были, мы пришли с одного призыва. Нам сразу передали, кто погиб первым».
Боевые действия второй чеченской разворачивались на территории двух Кавказских республик: Дагестана и Чечни.В то неспокойное время вся страна переживала, следя за новостями на телеэкранах. Чтобы не травмировать психику близких, о службе в горячей точке наш земляк семье не говорил. В такой тревожный период солдат Николай старался меньше волновать родителей, реже отправлял домой письма. В редких сообщениях домашним он сообщал, что у него все хорошо и служба проходит нормально.Считал дни до дембеля, в мае 2000 года его уже ждали дома родные и близкие. Но прошла очередная смена состава на блокпостах, и Рудича отправили в город Грозный.

«И сам не плошай»

Служба Николая в столице Чеченской республики длилась ровно 66 дней: с марта по май 2000 года. Основной задачей, стоящей перед 22 бригадой, было сопровождение колонн военной техники: КамАЗов с грузами,БТР и БМП. «Мы попали туда 21 марта, под закат всех боевых действий. Через две недели ввели мирное население, — сегодня вспоминает он. — И официально запретили стрелять из любого оружия в черте города».
Офицеры, прошедшие первую чеченскую войну, запрещали солдатам выходить за пределы военной базы без задания, вокруг таилось много опасностей: растяжки, ловушки, диверсионные группы боевиков. Здесь можно было буквально на ровном месте проститься с жизнью. Сегодня Николай Рудич вспоминает слова командующего: «Делай, что говорят, и сам не плошай — будешь жив! Ведь 90% успеха заключалось в четком выполнении поставленных задач».
Весной 2000 года по границам Грозного стояли блокпосты, где дежурили военные. «У меня не было критических ситуаций, когда шел бой и оставался один патрон на пятерых, — иронизирует Николай Николаевич.- Бывало, отправляли нас на усиление блокпостов ночью, вот там иногда постреливали. Я не был в ситуациях, как в кино». Со слов нашего земляка, стреляли они редко: когда недалеко от них начинали звучать выстрелы, командир давал команду открыть огонь в направлении вероятного противника, и то строго в стороне от жилых кварталов.
Военный быт отличался простотой — жили в палатках, которые ставили в бетонных боксах. Весь город стоял в руинах. Столица Чечни тогда и сегодня — два абсолютно разных города. «Как сильно изменился Грозный за 19 лет! Там сейчас шикарно, а тогда одни развалины были», — замечает Николай и показывает фотографию, на которой наши солдаты стоят на фоне руин местного аэропорта. О жителях Грозного наш земляк отзывается нейтрально, говорит, что там все занимались своими делами, агрессии не было. Очень удивляли черные традиционные одежды местных женщин, да шапки на пожилых жителях — где еще такое увидишь?

На параде Победы

Юбилейное празднование Дня Великой Победы наш земляк встретил в Чечне. Там к 45-летию со дня окончания Великой Отечественной войны организовали парад на местном стадионе. На фоне руин шли бойцы разных родов российских войск, в числе которых был и Николай Рудич. До его демобилизации оставались считанные дни, а он так и не написал домой письма о том, где конкретно проходили последние месяцы его службы. Так случилось, что транслировали парад из Грозного все телеканалы. В одном из новостных сюжетов нашего земляка показали крупным планом шагающим на параде.Так родственники и узнали, где проходил службу их брат и сын. Но матери Марине Владимировне об этом факте умалчивали до последнего, очень уж она впечатлительная, не хотели волновать. Ну а когда в дембельской форме Николай второго июня вернулся домой, он сам ей рассказал, где служил и как прошли два года его армейской жизни.

Мирная жизнь

Сегодня герой нашего рассказа — заботливый глава семьи. Воспитывает с женой Ольгой двоих детей — сына Семена и дочку Машеньку.Сын учится в третьем классе школы, дочка пока еще ходит в детский садик. После армии Николай Николаевич еще семь лет учился, окончил горный техникум и заочно СИБГИУ по горному делу. Уже четвертый год работает подземным горным мастером на АО «СУЭК-Кузбасс» ПЕ «Спецналадка». На вопрос, хотел бы он отдать своего сына в армию, отвечает положительно: «Если никаких проблем со здоровьем не будет или других важных причин, конечно, буду советовать идти служить!» Обращаясь к молодежи города, Николай Рудич говорит, что сегодня служба длится всего-то год, время там пролетит незаметно, но знания и армейские навыки потом обязательно пригодятся.

Вероника ВЛАСЕНКОВА.

В рубрике: Армия, Люди, Новости

Другие новости:

Заглянем в бабушкин сундук? Заглянем в бабушкин сундук?
Кислород стал доступнее Кислород стал доступнее
«А давайте начнём с себя!» «А давайте начнём с себя!»
Наша современница: играем главные роли   Наша современница: играем главные роли  
При использовании материалов ссылка на сайт Городская газета обязательна.
© Городская газета. Все права защищены.